Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Теляковский В.А. в письмах и воспоминаниях., Теляковский, Императорский театр
FireHorse
сообщение 1.5.2013, 21:46
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Прикрепленный файл  Теляковский_в_мундире.jpg ( 12,99 килобайт ) Кол-во скачиваний: 3

Владимир Аркадьевич Теляковский (1860 -1924) - последний Директор Императорских театров, занимал эту должность почти 20 лет , с 1898 по 1917 год. Каждый день на службе, он вел подробный дневник, в этих 50 тетрадях собрана история не только Императорских театров,, Теляковский много общался со Станиславским и Немировичем-Данченко, он пригласил на работу в Императорские театры художника К.Коровина, и А. Головина, уговорил Ф. Шаляпина повторно вернуться на Императорскую сцену.
Владимир Аркадьевич Теляковский был не только чиновник: он с 6 лет играл на рояле и даже сочинял музыку, неплохо рисовал, знал три языка, безусловно он был новатором в театральном деле тех лет. Хотелось бы что бы о этом незаурядном, творческом человеке и успешном управленце, со страниц своих воспоминаний рассказали люди, близко знавшие и дружившие с ним.

Константин Коровин "Шаляпин. Встречи и совместная жизнь"

...По открытии парижской выставки в мае 1900 года, я получил письмо от управляющего московскими императорскими театрами В.А.Теляковского, в котором он мне предлагал принять на себя ведение художественной части московских императорских театров и сообщить о времени моего приезда в Москву.
Я сказал об этом Шаляпину.
- Придется и тебе петь в императорском театре.
- Вряд ли, - ответил мне Федор Иванович, - они меня там терпеть не могут. Да к тому же считают революционером.
- Какой ты революционер? Где ж ты будешь петь? Мамонтов ведь разорен.
На этом разговор наш оборвался.

По приезде моем в Москву, на другой же день утром, ко мне приехал очень скромного вида человек, одетый в серую военную тужурку. Он был немножко похож лицом на простого русского солдата. В светло-серых глазах его я прочел внимание и ум.
Он просто сказал мне:
- Я бы хотел, чтобы вы вошли в состав управления театрами. Страдает у нас художественная сторона. Невозможно видеть невежественность постановок. Я видел ваши работы у Мамонтова, и мне хотелось бы, чтобы вы работали в театре. Жалею, что нельзя привлечь Мамонтова, с ним такое несчастье.

- А как же с оперой? - сказал я. - Ведь опера - это Шаляпин. Какая же русская опера без Шаляпина?
- Да, это правда, - согласился Теляковский. - Но это очень трудно провести. Хотя я об этом всегда думал.
В тот же день я приехал к Теляковскому, и мы с ним проговорили до шести часов утра.

Шаляпин тем временем вел ежедневно переговоры с Теляковским. И Теляковский говорил мне, смеясь:
- Ну и особенный человек ваш Шаляпин. Вы знаете, какие пункты он вносит в контракт? Например: постоянная годовая ложа для его друга Горького. Потом еще три ложи для его друзей, которых, оказывается, он даже поименно не знает. Потом плата, невиданная в императорских театрах, - полторы и две тысячи за спектакль. Притом он уже несколько раз терял подписанные мной с ним контракты. Наконец, знаете, что я сделал? Я подписал ему чистый бланк, чтобы он вставил сам пункты, какие ему нравятся. Все равно, кроме платы, ничего выполнить невозможно. Например: у его уборной должны находиться, по его требованию, два вооруженных солдата с саблями наголо...
Я не мог слушать эти рассказы без смеха.
- Зачем же это ему нужно? Теляковский отвечал, тоже смеясь:
- А как же. Для устрашения репортеров...
Через некоторое время Теляковский вновь мне сказал:
- Шаляпин-то ваш опять контракт потерял. Жена его положила в шкаф, а шкаф переменил мебельщик. Все ищет, пока поет без контракта. Чтоб удовлетворить его требования, пришлось повысить цены на его спектакли. Что делать? Великий артист... Я лично рассказал государю о Шаляпине, контрактах, декадентах. Государь смеялся и сказал, что ему все только и говорят, что о декадентах в императорском театре.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 12.5.2013, 23:00
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Константин Коровин из рассказа "Мой Феб"

...Была осень. Надо было мне ехать в Петербург по делу. Феба взял с собой. Там, на Театральной улице у меня была квартира, где контора императорских театров и где жил директор Владимир Аркадьевич Теляковский. Теляковский любил собак.

-Хороша собака, – сказал он мне.

Уезжал я опять в Москву, и Теляковский посоветовал мне оставить собаку у него, так как я скоро опять должен был приехать в Петербург.

Много было у меня дела с постановками опер и балета в Москве для Большого театра и в Петербурге для Мариинского. Еду опять в Петербург курьерским поездом. Ранним утром выходят пассажиры на станции Бологое. Выхожу и вижу: платформа покрыта снегом, синеют деревья в инее. Укутанные в шубах идут пассажиры…Утренний холодок… Большая станция Бологое светит огнями окон. На станции тепло. Чай со сливками и бологовские булки, крендели. Несут газету «Новое время». Свеженькая газета, только что пришла из Петербурга… Садимся опять в вагоны. Убраны постели, спальные места. Поезд идет, в окнах виден рассвет, розовеют леса и поля, ровно покрытые снегом. У всех пассажиров газеты. На последней странице читаю: «Выставка кровного собаководства, манеж. Награды: лучшая собака выставки и первая золотая медаль, как лучший пойнтер, – Феб, владелец К.А.Коровин.»

«Что такое, подумал я – Что значит?» Читаю опять:«Феб, владелец Коровин…» – Что такое? Феб мой там у Теляковского. Странно. Как мог попасть Феб на выставку?.. Непонятно» Опять перечитываю заметку – Фебушка, неужели это ты?.. Ерунда, не может быть».

Пассажиры собирали чемоданы, поезд подходил к Петербургу.

Тихое зимнее утро. Извозчик везет меня на санках по Невскому проспекту. Широкая улица прекрасного города, и в дымке мороза, сбоку северное солнце освещает дома. Скрипят сани по мерзлому снегу.
У памятника Екатерины II поворачиваю на Театральную улицу и останавливаюсь у подъезда. Швейцар, в красной ливрее, помогает выносить мои чемоданы. Я бегу по лестнице и думаю: «Зайду к Теляковскому». Вхожу в большой приемный зал. На стенах висят портреты императриц: Елисаветы Петровны, Екатерины…Один портрет с собакой. Вижу, выходит Владимир Аркадьевич. Улыбаясь, говорит мне:

– Вот какой вы! Все медали получаете и собака тоже. Феб-то каков!

– Я прочел сегодня… Что значит?

– Знаете, – говорит мне Теляковский, – я послал вашего Феба на выставку. Уж очень хороша собака. И, подумайте, там ведь собаки какие… Царская охота вся! А ваш Феб – первая собака!..

- Удивительно, – сказал я.

- Англичане присудили. Они понимают. Но удивляются, что нет у него родословной. Это по-русски. Родословные растеряли,- и Теляковский рассмеялся…

Я переоделся и поехал на выставку. В манеже, куда я пришел, слышался лай собак. В разделенных перегородками стойках, на цепочках, в ошейниках, с разными тюфяками, подстилками, лежали, лаяли и вертелись собаки разных пород. Издали у одной стойки стояла толпа . Подойдя, я увидел плакаты и букеты цветов… А на толстой ржавой цепи, на досках – моего Феба. Он лежал, свернувшись клубочком.

– Феб, – сказал я, подойдя.

Он вскочил и бросился ко мне, положил мне лапы на плечи.

– Это ваша собака? – обратился ко мне какой-то военный.

– Моя,- ответил я.

– Очень рад познакомиться. У меня к вам есть дело. Пойдемте в контору.


В конторе военный сказал мне:

– Его высочество приказал узнать мне у владельца этой собаки, не уступит ли владелец собаку. Вам предлагают тысячу рублей.

– Не могу, – ответил я.- Продать собаку невозможно. Поверьте, не могу. Вероятно, вы это поймёте.

– Да, я понимаю вас, сказал военный, – А знаете, англичане, которые были в жюри, сказали, что она так хороша всем складом, что и в Англии она была бы первая. Это такой красавец! И как странно – нет родословной.

Я рассказал, как приобрёл собаку.

– Невероятно, – удивился военный.- Вас ждали, вы не уйдете теперь. Прошу вас, пойдите к собаке, вам передадут награды.

Я стоял около Феба, который опять положил мне лапы на плечи, и его глаза говорили: «Ну, возьми меня отсюда, пойдем».

В это время музыка заиграла туш. Ко мне шли какие-то люди, они несли на подушках золотую медаль, серебряный ошейник, кубок и охотничьи ножи и вилки.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 17.5.2013, 20:30
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Константин Коровин "Мемуары, воспоминания"

...По выходе князя Волконского из директоров императорских театров, государь назначил на эту должность В.А.Теляковского. Я старался сделать как можно лучше постановки и работал дни и ночи в мастерских.
Казалось, будто ничего не было в России другого важного, кроме криков прессы о театрах. Все газеты были полны критикой и бранью по адресу императорских театров. В прессе шипела злоба и невежество, а театры были полны. Теляковский находился в Петербурге, и я ездил туда оформлять постановки, вводил в костюмерные мастерские новые понятия о работе над костюмом и делал окраску материй и узоров согласно эпохе, желая в операх и в балетах радовать праздником красок. За роскошь спектаклей упрекали газеты и контроль императорского двора, который тоже хотел придраться и был невольно удивлен, что новые постановки выходили вчетверо дешевле прежних. Когда Теляковский пригласил Шаляпина, то я и Головин хотели окружить великого певца красотой. Теляковский любил Шаляпина.
Как-то раз, когда Федор Иванович, зайдя ко мне утром на квартиру в Петербурге, на Театральной улице, которая была над квартирой Теляковского, вместе со мной спустился к директору. В большой зале-приемной мы услыхали, что в кабинете кто-то играл на рояле. Шаляпин сказал мне:
- Слышишь? У него играет кто-то. Хорошо играет... Кто это?
Из кабинета вышел Владимир Аркадьевич и пригласил нас из зала к нему в кабинет. Шаляпин, видя, что никого нет, кроме нас, спросил Теляковского:
- А где же этот пианист?
- Это я согрешил, - сказал, смеясь, Теляковский.
- Как вы? - удивился Шаляпин.
- А что? - спросил Теляковский.
- Как что? Да ведь это играл настоящий музыкант.
- Вы думаете? Нет, это я, Федор Иванович, - я ведь консерваторию кончил. Но прежде играл, старался. Меня Антон Григорьевич Рубинштейн любил. Играли с ним в четыре руки часто. Говорил про меня: «Люблю, говорит, играть с ним. У него, говорит, «раз» есть...»
Только тут мы узнали, что Теляковский был хороший пианист. По скромности он никогда не говорил об этом раньше. Дирижеры всегда удивлялись, когда Теляковский делал иногда замечания по поводу ошибок в исполнении. И все думали - кто ему это сказал, тоже не зная, что Теляковский был музыкант.
Владимир Аркадьевич не один раз вел разговор с Саввой Ивановичем Мамонтовым. Он хотел его назначить управляющим московских императорских театров, но Савва Иванович не соглашался и не шел в театр.
- Почему? - спрашивал я Савву Ивановича.
- Нет, Костенька, - говорил мне Савва Иванович, - поздно, старый я. И опять сидеть в тюрьме не хочется... Довольно уж. Он, Владимир Аркадьевич, господин настоящий, и управлять он может. А я не гожусь - съедят, подведут, сил нет у меня таких бороться...
Так Савва Иванович Мамонтов и не пошел в императорские театры.

использовался текст с сайта http://kkorovin.ru/writer2.php
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 4.7.2013, 11:39
Сообщение #4


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Отрывок из письма художника Александра Головина Владимиру Теляковскому от 21 февраля 1918 года.

Дорогой Владимир Аркадьевич, Вы и Ваша семья - это то единственное светлое , что у меня было в жизни. Это самая зенитная точка и с такой сердечностью никто ко мне не относился. Сколько красивых мгновений мы переживали вместе...

Передайте Гурли Логиновне от меня глубокий поклон и самый теплый привет, я воображаю как она страдает от всего. Передайте. Что я живу теперь только воспоминаниями о наших совместных вдохновениях и фантазиях.

Дорогой Владимир Аркадьевич еще и еще раз повторяю, что ближе и дороже Вас у меня нет никого на свете. Обнимаю Вас от всего сердца.

Записка Александра Головина от 7июля 1922 года

Настоящим удостоверяю, что Гурли Логиновна Теляковская работала у меня в качестве художника. Она не только принимала участие для изготовлении рисунков костюмов для некоторых моих и художника Коровина постановок, но и в постановках балетов «Дон Кихот», оперы Берлиоза "Троянцы", и др."Ромео и Джульетта" в Московских академических театрах все рисунки костюмов были сделаны ею целиком.
Созданные специально ею типы, образцы театральных костюмов совершенно исключительно ценности служат схемой и образцами подобных рисунков для современных балетов.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 4.7.2013, 13:04
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Отрывок из письма драматурга, актера и руководителя Малого театра Александра Южина-Сумбатова, Владимиру Теляковскому
июль 1919 года


Высокоуважаемый Владимир Аркадьевич,

С самым искренним и глубоким чувством, крепнущим с течением времени все сильнее и сильнее, прошу Вас принять мои горячие поздравления и пожелания всякого возможного счастья, силы, бодрости и веры в высший закон смены и черных и светлых дней. «Ненастный день минует как и ясный», - говорит Шекспир, и надежда на минование голода и холода, на установление таких экономических условий, при которых не приходилось бы всю душевную энергию тратить на добывание хлеба насущного,- единственная опора в дни гражданской войны.
Вряд ли удастся до осени побывать мне в Петрограде и повидаться с Вами — а так бы хотелось. Так много прожито за 21 год совместной работы под Вашим руководством в дорогом нам обоим театре, так искренно и неизменно мое высокое уважение и горячая симпатия к Вашей крупной и светлой работе и к Вашей неутомимой энергии в деле ведения наших театров в самые трудные и сложные их эпохи, что я буквально ни одной меры не принимаю по вопросам Малого театра, не справляясь со своими воспоминаниями о Вас, не проверяя каждого своего решения внутренним вопросом — как бы поступил в том или ином случае Владимир Аркадьевич, как бы он разрешил тот или иной конфликт?


Из письма А.Южина В. Теляковскому июль 1920 года

...Так как это письмо поспеет к дню Вашего Ангела, то и принести Вам все те же пожелания и поздравления, искренность и глубина которых все-таки не искупают их фантастичности.
Но надеюсь, что Ваш твердый дух и исключительная моральная сила помогут Вам перенести все, что судьба так немилосердно и незаслуженно посылает на долю людей, которые так много и плодотворно служили русской культуре.
Действительно, как говорит Диккенс, судьба прибавляет к незаслуженной обиде и горькую насмешку, ставя Вас во главе сапожной мастерской, в то время как духовные сапожники становятся во главе театров.

Из письма А.Южина В. Теляковскому октябрь 1920 года

Я очень обрадован тем, что Вы принялись за Ваши мемуары: помимо их огромного значения дли истории театра, в них, мне кажется, громадное освежающее и укрепляющее силы значение и для Вас самих.
Работа над анализом всего того, чем Вам так долго пришлось руководить, должна принести Вам лично отдых и жизненный интерес, какого не может дать никакая повседневная работа. Большое счастье — целиком уйти в иной мир из того, который нас захватил в свои железные лапы.

Из письма А.Южина В. Теляковскому июль 1921 года.

От всей души поздравляю Вас, высокоуважаемый Владимир Аркадьевич, с днем Вашего Ангела.
Дорого бы дал сделать это лично, хоть часок посидеть с Вами и послушать Ваших воспоминаний, о которых на днях мне Шаляпин говорил, что они полны живого интереса.
И была у меня надежда побывать в Пбг, но теперь и думать об этом нечего: приходится без отдыха играть или участвовать в этих бессмысленных концертах изо дня в день, а все остальное время убивать на данаидину работу — лить в бездонную бочку ни к чему не ведущего управления Малым театром целые ушаты последних остатков сил и энергии, что бы бочка совсем не рассохлась. Но и это мне уже невтерпеж, несмотря на мою природную настойчивость. Не могу Вам выразить, до чего я устал, а в то же время все увеличивающаяся семья из близких людей не дает право подумать не только о временном отдыхе, но и пожелать вечного...
Эти грустные строки написались сами собой, и я прошу Вас простить меня за то, что, я, может быть , омрачаю ими день Вашего Ангела...


Полностью изданную переписку В.А. Теляковского и А.И. Южина (1917 - 1924) "Дорогой друг и коллега по сладостям театрального управления" можно почитать здесь
http://teatr-lib.ru/Library/Mnemozina/Mnem.../#_Toc223751316
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 1.9.2013, 18:05
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Сергей Юрьевич Левик (1883-1967) - российский оперный певец-баритон, музыковед и переводчик. Преподавал сценическое искусство в Ленинградской консерватории.

Из воспоминаний Левика С.Ю.

Директор казенных театров В. А. Теляковский с первых дней своего дирек­торства пытался вдохнуть новую жизнь в театры и охот­но, иногда даже с известным риском для себя, шел на эксперименты. Мейерхольд и Коутс, «Орфей» Глюка и «Электра» Штрауса — разве же это не революция для консервативного театра? Конечно, революция, но этого слова до 1916 года в театре не было слышно, хотя во­круг оно звучало часто.

Совсем потрясающим событием всем хотелось считать постановку 17 января 1917 года «Фенеллы» («Немая из Портичи») Обера, у которой была определенная «револю­ционная» слава: и во Франции, и в Германии, и в Гол­ландии по странному совпадению постановка «Фенеллы» предшествовала какой-нибудь революционной вспышке.

Лет пять спустя после свершения Октябрьской рево­люции я спросил у бывшего директора императорских театров Владимира Аркадьевича Теляковского, как это случилось, что в тревожный сезон 1916/17 года дирекция решилась поставить эту «вызывающую революцию» опе­ру, он, смеясь, ответил:
— Вы считаете это символичным? Нет, это, если хо­тите, роковое, если не забавное, совпадение. Кшесинской захотелось сыграть Фенеллу, а ее желание было непи­саным законом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 1.9.2013, 19:17
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Прикрепленный файл  П_т_Федотовой.preview.jpg ( 45,75 килобайт ) Кол-во скачиваний: 1
Федотова Гликерия Николаевна (1846-1925)

Выдающаяся актриса Малого театра. Ученица М.Щепкина, соратница А.Островского и близкий друга В.Теляковского, они состояли в переписке с 1905 по 1924 годы. И в этих письмах, кроме очень личной информации неизменно присутствуют разговоры о театре и путях его развития.

Публикуемые два письма Гликерии Федотовой находятся в архиве Бахрушинского музея в фонде Теляковского (ф.280)

Письмо Федотовой Теляковскому с поздравлением по поводу 10-летия руководства Императорскими театрами.
25 сентября 1911 года (№721)

Глубокоуважаемый, дорогой Владимир Аркадьевич!

Давно уже собираюсь поздравить Вас с исполнившимся десятилетием Вашего управления театрами, но, к сожалению, все хворала, и моя больная рука совсем не могла писать.
И притом, с чем же я буду Вас поздравлять? По моему глубокому убеждению, надо поздравлять Императорские театры, что они, наконец, имеют Директора, с такими серьезными художественными запросами, с таким просвященным вкусом и неизменным интересом и к крупным и к мелким явлениям современного театра.

Ваше сердечное отношение ко всем артистам, ко всем их нуждам, Ваша доступность — это редкое явление в нашей театральной жизни, и, конечно, оно будет отмечено в истории театра.

Я служила при следующих директорах, которых я знала лично: Гедеонов, граф Борх, Сабуров, Всеволожский и Вы. Все они были нам чуждые, Вы же сразу стали близким и добрым другом артистов. Ни один Директор никогда и ничем не отметил и не поощрил талантливых артистов, Вы же успеваете их ценить, и только ваше любовное отношение к ним удерживает многих на Императорской сцене.
Вы обновили, освежили и ведете вперед и вперед и театр, и артистов, глубоко сознавая, что в искусстве, стоять на одном месте, значит идти назад.
Вы сами понимаете, как я скорблю, что мне не суждено было поработать при моем любимом Директоре.

У меня была надежда высказать Вам все это при свидании, но увы! Я Вас не видела уже целый год. Сердечный привет Гурлии Логиновне.
Да сохранит Вас Господь.

Сердечно преданная и любящая Вас Гликерия Федотова.

***

Письмо Федотовой Теляковскому к 15 -летию управления Теляковским Императорскими театрами

Письмо Федотовой Теляковскому 15 мая 1913 года

Глубокочтимый дорогой Владимир Аркадьевич
К великому моему огорчению, Ваш юбилей совпал с Вашим отъездом в Париж. В Ваше десятилетие я выразила вам все свои глубокие чувства и совершенно искренне сказала тогда и повторяю теперь: « не Вас надо поздравлять, а театр, имеющий такого редкого директора, деятельность которого справедливо оценит история театра!»

Шлю мой сердечный привет и запоздалые поздравления Гурли Логиновне и Вам и прошу верить в мою неустанную любовь и преданность. Гликерия Федотова.

Мое здоровье и нервы так расстроились, что я, по приказанию доктора, ищу необитаемого острова, что бы могло успокоиться мое слишком волнующееся сердце, усиленное биение которого не переставая мучит меня.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 1.9.2013, 19:29
Сообщение #8


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Куприн Александр Иванович (1870 - 1938) - русский писатель

В.А Теляковский приглашал А.И Куприна посетить генеральную репетицию в Александринском театре. Приводится текст ответной записки Куприна.

Многоуважаемый Владимир Аркадьевич
Позвольте пополнить Вашу библиотеку еще 4 книгами. Особенно в моей ангине будет мне утешением, если вы обратите внимание на рассказ "Изумруд" в 3 сборнике "Шиповника".

С совершенейшем почтением А. Куприн.

P.S. Я сегодня не смог приехать в Петербург из-за простуды.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 1.9.2013, 19:42
Сообщение #9


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Прикрепленный файл  юрьев.jpg ( 27,33 килобайт ) Кол-во скачиваний: 0
Юрьев Юрий Михайлович (1872 -1948) - русский и советский актёр, мастер художественного слова (чтец), театральный педагог.
Играл роль Евгения Арбенина в «Маскараде» М. Лермонтова; постановка Вс. Мейерхольда (1917). В 1922-1928 - возглавлял Александринский театр.

Ю.Юрьев пишет В.А. Теляковскому, приглашая его на спектакль " Маскарад". Однако за месяц до этого Теляковского исключили из союза работников искусств, и он на приглашение Юрьева не откликнулся.

Ю.Юрьев В.Теляковскому 29 марта 1923 года.

1-го апреля в Александринском театре идет "Маскарад" в ознаменовании 25 -летия деятельности в Академических театрах А.Я. Головина.
Александринский театр хорошо знает, что постановкой этого замечательного спектакля, до сих пор украшающего репертуар, он всецело обязан Вам, Владимир Аркадьевич, т.к. это было исключительно Вашей инициативой.

Он будет особенно счастлив видеть Вас в торжественный день чествования Александра Яковлевича своим почетным гостем.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 11.10.2013, 20:25
Сообщение #10


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



В 1945-1946 года вышел двухтомник "Записок" Юрия Юрьева, где во втором томе на многих страницах упоминает свои встречи с Владимиром Аркадьевичем Теляковским. На страницах 434-346 2 тома дана подробная характеристика В.А. Теляковского, приведем ее полностью.

...В.А. Теляковский до своего назначения на пост Директора управлял Московскими Императорскими театрами. Бывший конногвардеец, он начал свою театральную деятельность в Москве, будучи в чине полковника, и еще долгое время почему-то не расставался с военной формой, носил мундир, лишний раз напоминавший, что он из иной среды, не театральной., а это служило обильной пищей для всевозможных эпиграмм, подчас весьма злых, подчас весьма остроумных, но все же не очень верных по существу. Тем не менее, среди московского артистического мира, он сумел снискать симпатии своим тактом, личным обаянием, отсутствием бюрократизма и несомненной преданностью театру.

Теляковский принимал живое участие в художественной жизни Московских Императорских театров и руководил ими не из начальнического кабинета, как его предшественники, а непосредственно лично вникая в процесс постановки каждого спектакля.

Приняв директорство в дни расцвета таких передовых новых театров, Московский Художественный театр и Московская частная опера С.Мамонтова, В.А Теляковский стал принимать все меры, чтоб не отставать, и, надо сказать, многому научился от своих упомянутых соседей. В.А. Теляковский приглашал новых режиссеров, очень активно продвигал молодежь. По примеру Мамонтова новый Директор привлек выдающихся художников - прежде всего А.Я. Головина и К.А. Коровина и других, словом делал все, чтоб сдвинуть театр вперед.

Неоспоримой его заслугой является то внимание, которым он окружил Шаляпина.
В.А. Теляковский пришел к нам без громких программных речей и сразу стал применять свою московскую систему к петербургским театрам. С тех пор мы перестали жить "по-старинке" - Александринский театр уже не сичтался пасынокм дирекции, к нему проявляли не меньшее внимание, чем к Мариинскому или Михайловскому.

Спектакли стали обставляться более тщательно и премьеры давались не так скоропалительно, как это делалось раньше. Такие первоклассные художники, как А.Головин, К. Коровин, М. Добужинский, АюБакст, А. Шервашидзе - были привлечены к писанию декораций. Труппа пополнилась актерами со стороны, в том числе такими крупными индивидуальностями, как Е. Корчагина-Александровская, Е. Рощина-Инсарова, Б. Горин-Горяйнов.
Привлекались и новые режиссеры, помимо Гнедича и Озаровского, были приглашены А. Санин, М.ДарскийА.Лаврентьев, А. Петровский и много иных. Вплоть до крайних левых (как например В. Мейерхольд)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 11.10.2013, 21:01
Сообщение #11


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Прикрепленный файл  кони.jpg ( 4 килобайт ) Кол-во скачиваний: 0

Анатолий Федорович Кони (1844 -1927) - российский юрист, судья, государственный и общественный деятель, литератор, судебный оратор, действительный тайный советник, член Государственного совета Российской империи был знаком и вхож в семью Владимира Аркадьевича Теляковского .

Приведу текст письма от 29 декабря 1905 года которое Александр Федорович пишет жене Теляковского Гурли Логиновне. (текст письма приводится по неизданной рукописи В.А. Теляковского "Моя биография и несколько слов о современном обществе и театре" хранящейся в музее им. Бахрушина.

...Глубокоуважаемая Гурли Логиновна, будучи врагом всяких условностей, визитов в высокоторжественные дни и т.п. я не приеду и к Вам с ответным поздравлением с Новым годом, тем более, что я не понимаю, как можно поздравлять с неизвестным, быть может таким, если не более ужасным, как истекший год. Но тем не менее, мне хотелось бы пожелать Вам в "судьбы отчаянные дни" спокойствия, нравственного удовлетворения и радости в ваших милых детях.

Прошедшему году я шлю впрочем не одни упреки. Я ему благодарен встречею с Вами и Владимиром Аркадьевичем на жизненном пути. Вы составляете маленький оазис, где тихо и освежительно дует ветерок искусства и поэзии - среди палящего зноя и безводия повседневной прозаической действительности.

Пускай же Ваше свойство сохранится на многие лета и возвышенные умственные и этические требования Ваши побеждают темную силу рутины, как этот Георгий Победоносец. (На почтовой бумаге был изображен Георгий Победоносец)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 19.12.2013, 21:40
Сообщение #12


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Отрывок из статьи Николая Боголюбова. Журнал "Театр и искусство" 1917 год № 24 стр.415


...Теляковский всегда был типичным, умным антрепренером в мундире; в придворную среду бездарных, ленивых и раболепных чиновников он принес трезвую рабочую голову, отличную русскую смекалку и честность чистоплотного человека.
В этом секрет долговечности директора Теляковского; лозунгом этого чиновника - антрепренера было: "Честность - лучшая политика".
История сохранения Шаляпина в казенных театрах, его "культ" в императорской опере, отражавшийся на остальном ансамбле, был делом смекалистого директора; возвышение Собинова, расцвет Смирнова, возросших на пышной почве гастрольной системы, тоже продукт хозяйства Теляковского; ему принадлежит так же честь культивирования огромных художественных дарований Коровина и Головина, художников, которым нет подобных на западных сценах
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 22.3.2014, 21:24
Сообщение #13


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3




Борис Петровчи Вышеславцев,(1877 - 1954) коренной москвич, в 1899 году окончил юридический факультет Московского университета и был оставлен преподавателем. В 1914 году защитил диссертацию «Этика Фихте» и получил кафедру философии в университете. После революции принял деятельное участие в в работе Вольной Академии Духовной культуры, которая была организованна по инициативе Николая Бердяева. Массовая высылка русской интеллигенции осенью 1922 года предпринятая по инициативе Ленина оборвала существование Вольной Академии. Был выслан и Б.П Вышеславцев. Сначала Берлин, затем Париж, где он совместно с Бердяевым издает журнал «Путь». Перед войной последовала размолвка с Бердяевым, после войны философ переезжает в Женеву, где и умер осенью 1954 года.

«Мои дни с К.А. Коровиным» Б.П. Вышеслвацев

Судьба дала мне редкое счастье прожить много лет вместе с художником Константином Алексевичем Коровиным. Это был один из змечательных русских людей. То, что я пишу, это не монография о Коровине и не просто мои воспоминания, это рассказы Коровина о том, что он сам считал наиболее интересным в своей жизни и о тех людях, которых он считал достойными внимания.

Театр и декорации.
Когда Коровину было 20 лет, Поленов пригласил его писать декорации для частной оперы Мамонтова. Здесь для Коровина открылась новая эра деятельности, надолго определившая развитие его таланта и сразу давшая ему известность, построенную на удивленном признании и удивленном негодующем отрицании. Коровин с детства любил театр и особенно музыку. Но бывая в театре и особенно в опере, коровин постоянно замечал, что самое плохое, как искусство, это декорации. Железные деревья садов с их коричневыми и красно-коричневыми стволами, без света и жизни, охровые, коричневые терема с какими-то невероятными финтифлюшками..
Коровин совершенно иначе смотрел на художественную задачу декораций: прежде всего он имперссионистически подошел к вопросу разрешения светотени; в живую атмосферу солнца, сумерек, ночи — он ставил артиста, делая фон декораций в гармонии с костюмами действующих лиц. Контрасты цветов и тонов, колористические гармонии, сочетания красок с действующими людьми — вот что им было положено в основу его задания. Его декорации были совершенно иные, доселе невиданные. Это была новая эра в декоративном искусстве. Но декоративное искусство эфемерно, оно дает наслаждение на один вечер, на одном мгновение. На эти эфемерные создания Коровин положил массу энергии в течении всей своей жизни...

Постановки в императорских театрах.

Вновь назначенный управляющий императорскими театрами в Москве, Владимир Аркадьевич Теляковский, приехал однажды к Коровину. По отношению к императорским театрам Коровин был предубежден: безвкусие костюмов и нелепость декораций порою поражали его. Ттак например в «Руслане и Людмиле», в пещере волшебника-шамана Финна был поставлен глобус. А Жанна Д Арк, сидела на качалке покрытой персидским ковром. Трудно было без смеха смотреть на кавказцев в «Демоне»,, которых за кулисами называли бершовцами, т. к. костюмы для них сичинили отставной военный Бершов.
Коровин был в недоумении, когда увидел у себя Теляковского.

Я пришел к вам, что бы вы заступились за театр, защитили театр, - сказал Теляковский.

Коровин был поражен, не верил прямо своим ушам. Но с первых же слов Теляковский вызвал в Коровине полное доверие и тем заставил его отдать свой труд громадным сценам императорских театров. Однако, с первых же шагов работы Коровину делались мелкие, но очень неприятные затруднения со стороны прежних служащих. Всё вооружилось против него и он чувствлвал отчаянную недоброжелательность, затрачивая огромную энергию на преодоление этих мелочных затружнений.: вдург испорчена печь в мастреской, маляры являются пьяныеили не приходят вовсе, балет не хочет надевать коровинские костюмы, в которых впоследствии вызывал восторг и изумление Парижа, Лондона и Америки.

При первых постановках Коровина — балет «Конек Горбунок» и оперы «Демон» пресса как бы взбунтовалась. Слово «»декадент» не сходило со страниц газет. Казалось не было другого дела, как поносить новые постановки императорских театров. Артисты были забыты...Консервативные и либеральные газеты писали одно и то же Везде тольок и говорили об этом. Но театры были переполнены. Балет, котрый раньше давал сорок рублей сбору и старался раздавать билеты по учебным заведениям, теперь был битком набит, хотя, выходя из театра,зрители и ругали постановку...Работа Корвина была периодом совершенно исключительного расцвета декоративного искусства на сцене императорских театров в Петербурге и Москве. Коровинские постановки были событием в истории балета.
Его сказочные пираты, испанки, испанцы и персиянки были вовсе не реалистичны, вовсе не списаны с исторических и национальных костюмов. Театр не этнографический музей говаривал Коровин. Эту мысль К.А. всегда проводил в своих постановках. Он считал, что театр не должен пассивно воспроизводить реальность: изображая лес, не следует тащить на сцену настоящую березу. Всякий кто вступает на этот путь, покидает путь художественного творчества.А театр должен всегда действовать средствами искусства. Художественная фантазия писателя, драматурга, юмориста, живописца, никогда не должна ставить своей целью пассивно отразить то, что есть или то, что когда-то было. Искусство берет свои образы, проблемы, идеи из действительной жизни, но оно поднимает их в план прекрасного, в совсем особый мир, и серый мир ежедневной реальности всегда лежит глубоко под ним.

Для бенефиса Шаляпина был поставлен «Демон». Фигуру Демона Коровин выполнил в стиле Врубеля, которого к тому времени уже не было в живых. Он хотел этим выразить уважение к памяти друга и восхищение его художественной трактовкой лермонтовских образов. Кавказ Коровин хорошо знал и удивительно передал родство кавказских скал, врубелевское изваяние Демона и лермонтовскую лирику таинственного величия Кавказа.
Вслед за «Демоном» он выполнил постановки следущих опер: «Руслан и Людмила», «Игорь». «Садко», «Хованщина», «Жизнь за Царя», «Град Китеж» « Русалка», «Салтан», «Золотой Петушок», «Кощей Бессметрный», «Снегурочка», Евгений Онегин, Богема, Фауст, Мефистофель, Скупой рыцарь, Майская ночь, и наконец все «Кольцо Нибелунгов. Балеты были поставлены «Конек Горбунок», Золотая рыбка, Спящая красавица, Корсар, Дон-Кихот, Раймонда, Аленький цветочек, Саламбо, Баядерка, Дочь Фараона, Лебединое озеро, Щелкунчик, Карнавал в Венеции, Дочь Моря, Эсмеральда. А в Малом и Александринском в его декорациях были поставлены: Ревизор, Горе от ума, Вишневый сад, Живой труп, Макбет, Буря. Некоторые из этих постановок вызвали наконец всеобщее и полное признание.



Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 24.5.2014, 15:28
Сообщение #14


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Николай Ходотов (1878 - 1932) - актер Александринского театра, в 1916 году получил звание заслуженного Артиста императорских театров. Дружил и переписывался с В.Комиссаржевской, писал пьесы. Несмотря на то, что активно поддерживал революционное движение, на профессиональную его деятельность никаких гонений не было. В своих мемуарах "Близкое-далекое" оставил описание некоторых черт личности Владимира Аркадьевича Теляковского.

"...в 1908 году в труппу Александринского театра вступил Мейерхольд. Теляковский, обычно советовавшийся с окружающими его артистами и художниками относительно приглашения новых сценических сил спросил между прочим и меня, как я смотрю на приглашение Мейерхольда. Я ответил, что кроме пользы для казенного театра ничего не вижу. Теляковский выслушал меня, заявил, что он того-же мнения. " К тому же добавил он, Мейерхольд обещает не нажимать на "левизну" своих поступков."

...Крупенскому (управляющему труппой Александринского театра) было обидно, мое вызывающее поведение и на юбилее Стрельской, где директор Теляковский аккомпанировал мне цыганские романсы, произошло наше примирение.

...За устройство этого вечера (на котором Ходотов читал стихи Горького) я был вызван к Директору, где меня ожидал директор департамента полиции Белецкий, с кипою доносов на меня...Дело кончилось тем, что генерал Джунковский, расположенный к Теляковскому, удовлетворился сообщением о том, что я "человек умеренный и аккуратный"
- Если бы не Джунковский, то нам пришлось бы расстаться с Вам! В другой раз он посмотрит глазами Белецкого, который имеет зуб против Вас! - заявил мне Теляковский
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 24.5.2014, 16:00
Сообщение #15


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Екатерина Корчагина-Александровская (1874 - 1951) - актриса Александринского театра (с 1915 года) до этого играла в провинции и на частных сценах. Снималась в кино с 19123 года. В 1932 году вышли "Страницы жизни" где актриса немного приземленно вспоминает и свою, я бы сказала, эпохальную встречу с Теляковским.

"...Как-то на репетиции я получила письмо с приглашение такого-то числа прийти в Александринский театр для важных переговоров... В театре меня сразу же провели в приемную к Директору В.А. Теляковскому
"Я предлагаю Вам службу в Александринском театре на три года" сказал мне Теляковский без всяких предисловий. Я ответила, что подумаю об этом предложении.
" Как подумаю? - возмутился он, - люди сюда рвутся, а Вас приглашают, и Вы хотите еще думать..?"

Александринский театр сильно отличался от частных своей казенщиной. необычайно официальный тон придавал театру сам Теляковский со своей военной выправкой, торчащими вверх усами и недоступным видом.
Несколько лет спустя, после революции, я встретила его в бытовой обстановке: он стал совершенно другим человеком - очень простым и приветливым, но в свое время я просто не знала как к нему подойти.
Быть может официальная обстановка накладывала на него свой отпечаток?
По крайней мере, во всей жизни театра проглядывало, что это особое учреждение придворного ведомства. Недаром даже жалованье мы получали в канцелярии его величества в Аничковом дворце.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 7.9.2014, 11:08
Сообщение #16


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Статья о Владимире Аркадьевиче Теляковском в журнале "Иллюстрированный вестник культуры" за 1914 год

Прикрепленный файл  журнал_мини.jpg ( 375,67 килобайт ) Кол-во скачиваний: 2




Глава IV «Инициаторы, деятели учреждений и новаторы в сфере свободных искусств»

В.А. Теляковский. Директор Императорских театров, тайный советник.


Владимир Аркадьевич Теляковский (из дворян Ярославской губернии) окончил Пажеский Его Императорского Величества Корпус в 1879 году и из камер-пажей был произведен в корнеты лейб-гвардии Конного полка.

Так блестяще началась карьера молодого человека, душа которого рвалась совершить что-то необыкновенное, что-то, чего он и сам еще не мог уловить своим внутренним я, и вот, корнет Теляковский весь отдается офицерской службе.

Нет, это не то, служба его не удовлетворяет. В 1881 году он поступает в музыкальную школу Д.Бёма, где проходит курс фортепиано, по 1885 год занимаясь теорией музыку у профессора консерватории А.К. Лядова.

Опять не то. Являются соображения иного характера и…В.А. Теляковский поступает в 1885 году в Николаевскую Академию Генерального Штаба, которую оканчивает по 1-му разряду. Теперь он спокоен, ему открыта военная дорога, он возвращается в Полк и ревностно служит в нем до 1898 года, временами исполняя службу офицера Генерального Штаба. Итак…

«Он забавлял мечтою сладкой
Сомненья сердца своего
Цель жизни нашей для него
Была заманчивой загадкой» -

Да, решительно военная служба, не его призвание. Его влечет искусство. И вот Владимир Аркадьевич назначен в 1898 году Управляющим Московскую конторою Императорских театров. Работы много, но она ему по сердцу. Он видит массу упущений, застой, рутину, все это требует скорейшего изменения. Он весь уходит в дело. И этот труд ему легок; он чувствует, что приносит осязательную пользу. И польза приносимая им, замечена. В 1901 году следует назначение В.А. Московскими императорскими театрами, в июне того же года он назначается исправляющим должность Директора Императорских театров, с переименованием и полковников гвардии в статские советники, а в 1909 году производится в тайные советники с назначением директором Императорских театров.

Вот везет человеку! – говорят злые языки; ничего, кажется, особенного не сотворил, а награждают точно он вторую Америку открыл!..

А в самом деле? Что сделал полезного для Императорских театров Владимир Аркадьевич Теляковский?
Ни много ни мало, а именно вот что: до него Театральная Дирекция ублажала столичную публику заграничными артистами и артистками, приглашая их на колоссальные оклады и в оперу и в балет, свои же сценические силы держала на задворках у воды в балете и, в лучшем случае – подголосками в оперу.

Сообразно с иностранным контингентом премьеров и премьерш репертуар Императорских театров блистал именами заграничных маэстро: русская публика начала привыкать к убеждению дирекции, что и авторов сценических произведений у нас достойных к постановке маловато и таланты отечественные отсутствуют.

И о, чудо! С назначением Теляковского все изменилось. Приглашения иностранных артистов и артисток на русскую службу прекратились, и опера и балет воскресли из мертвых; появились наши собственные русские знаменитости; не мы выписываем, а наших артистов стали приглашать петь и танцевать на заграничных сценах.
Париж, Лондон, берлин, Вена, Нью-Йорк, во всех этих столицах очень хорошо известны теперь: Шаляпин, Собинов, Смирнов, Кузнецова, Липковская, Кшесинская, Павлова, Преображенская, Карсавина; даже декораторы наши стали получать заказы из-за границы.
О репертуаре Императорских театров и говорить нечего, он обновился Римским-Корсаковым, Кюи, Ивановым, Корещенко, Гречаниновым, Рахманиновым, Аренским, Рубинштейном, Танеевым, Козаченко, Мусоргским, не считая, разумеется нашего колосса Глинки и других, пересчитывать которых было бы излишне.
Я не буду называть и русских авторов произведений хореографического искусства увидевших, благодаря Теляковскому, свет балетной рампы.
И как же это?., все само собой по мановению волшебного жезла сделалось?.. Действительно - по мановению волшебного жезла, незаметного, но существующего…и этот жезл ощутителен только для тех, кого он касается. А находится он в руках…Читатель, впрочем, я думаю, догадался уже, в чьих руках находится волшебный жезл по мановению которого «все образуется», вместо иностранного дается простор и свобода всему русскому , чему лучшим доказательством может служить наше издание в главе IV настоящего отдела.
А.Ш.


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 5.12.2014, 13:00
Сообщение #17


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Петроградская газета 11 декабря 1908 года

КАК ПРОВОДИТ ДЕНЬ ДИРЕКТОР ИМПЕРАТОРСКИХ ТЕАТРОВ.

Должность Директора Императорских театров очень нелегкая…

С утра и буквально до поздней ночи В.А. Теляковский занят. И этот труд отнюдь не ограничивается подписываньем бумаг, как принято обыкновенно думать про начальников казенных учреждений сваливающих всю работу на своих подчиненных.
Директор театров действительно трудится, действительно работает.

Как проходит день у В.А Теляковского?
Встает он обыкновенно в половине двенадцатого дня. Но два раза в неделю, а именно, по вторникам и пятницам, у директора бывает прием посетителей, начинающийся в 11 часов утра. И тогда Теляковский дает себе труд встать раньше обычного времени.
Первый визит директору делает управляющий конторой г. Крупенский.
Г.Теляковский посвящает своему любимцу полчаса, в течении которых делает разные распоряжения по театрам, утверждает приказы управляющего конторой и т.д. С двенадцати до часу дня к директору являются с докладом режиссеры. В это же время приходят артисты, имеющие какое-нибудь экстренное дело: Савина, Давыдов, Кузнецова, Павлова 2-ая и т.д.

Ровно в час дня В.А. садиться завтракать.
В половине второго он опять идет в кабинет, где его ждут управляющие труппами и чиновники с кипой бумаг. Директор подписывает целый ряд «отношений» в министерство Двора, в кабинет Его величества, в контроль министерства и т.д.

Часа в три он велит закладывать карету и едет: либо смотреть новые декорации, либо – на пробу голосов, либо – на генеральную репетицию…Следует заметить, что В.А. Теляковский превый из директоров театра аккуратно посещающий все генеральные репетиции. Ни И.А. Всеволожский ни другие его предшественники не интересовались подготовительной работой.

В пять часов В.А. обыкновенно возвращается домой и пьет чай. Через пол часа он надевает виц-мундир и едет с докладом к министру. В семь часов директора ждет обед. Иногда перед обедом В.А. садится к роялю и играет.
Любимая его музыка – Бах. К обеду часто приглашаются известные артисты, художники и композиторы.

Вечер В.А. проводит неизменно в театре, или вернее, в театрах, потому что одну половину вечера он сидит в Александринке, другую – в Мариинском или Михайловском театре. В половине двенадцатого директор дома и пьет чай. В это время у него опять деловые визиты. Приходит управляющий московской театральной конторой, приходят режиссеры, декораторы. Разговоры длятся до часа ночи.

Когда все уходят В.А. садится к письменному столу и достает дневник в который аккуратно записывает все, что произошло в течении дня. Этот дневник г. Теляковский ведет со дня своего вступления на должность директора театров и он составляет уже несколько объемистых томов, в 5 000 страниц. Сюда вносятся разговоры с высокопоставленными особами, с известными артистами, записываются «отставки» Давыдова и наклеиваются вырезки из газет с разными замечаниями по адресу дирекции, преимущественно отрицательного характера. Читавшие дневник говорят, что он ведется довольно интересно. Иногда В.А. засиживается за дневником до 3 часов ночи.

Во всяком случае раньше половины третьего он почти никогда не ложиться спать.

Остается прибавить, что много времени отнимают у г. Теляковского разговоры по телефону, который стоит у него на письменном столе. Чаще всего звонят разные превосходительные особы с просьбой оставить им кресло или ложу на какой-нибудь интересный спектакль.

Когда В.А очень надоедают звонки, он меняет голос и отвечает густым басом:
- Директора дома нет…Они изволили уехать к Министру.
Р.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
FireHorse
сообщение 26.3.2016, 10:34
Сообщение #18


Активный участник
***

Группа: Администраторы
Сообщений: 116
Регистрация: 23.3.2013
Пользователь №: 3



Прикрепленный файл  Rakitin_YUriy.jpg ( 28,51 килобайт ) Кол-во скачиваний: 0


Ракитин Юрий Львович (1882–1952) - Настоящее имя — Ионин Георгий Львович. Родился в дворянской семье (его отец был судьей Высшего апелляционного суда). Окончил Императорское театральное училище и взял себе сценический псевдоним Юрий Ракитин. Выступал в труппе МХТ у К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. В 1918 году был членом Временного управления петроградских театров. В 1919 году ставил спектакли в Киеве, работал в Весеннем театре в Одессе. С 1919 года находился в эмиграции в Константинополе. В 1920 году переехал в Белград, где получил место режиссера Национального театра. В Национальном театре поставил более сотни спектаклей. Также ставил водевили в театре «Манеж». Был одним из основателей Союза русских писателей и журналистов в Белграде, председателем Литературного кружка Союза, членом редколлегии журналов «Призыв» и «Россия». В 1947 году переехал из Белграда в Нови Сад и возглавил новосадский Сербский народный театр. Ставил спектакли в Скопье, Сараево, Шабце и Вршце, снискал огромный авторитет в сербском театральном мире. Умер 21 июля 1952 года.

Прикрепленный файл  teljakovskij_2.jpg ( 300,22 килобайт ) Кол-во скачиваний: 5

Прикрепленный файл  teljakovskij_4.jpg ( 345,01 килобайт ) Кол-во скачиваний: 3

Прикрепленный файл  teljakovskij_5.jpg ( 336,18 килобайт ) Кол-во скачиваний: 3




Статья памяти Теляковского В.А. была опубликована режиссером Юрием Ракитиным в белградской русской (эмигрантской) газете "Новое время" от 20 ноября 1924 года.

Сначала Юрий Ракитин как и принято в некрологах рассказывает об основных достижения бывшего директора «Печать не любила нашего директора, как может полковник конной гвардии стоять во главе национального искусства?<…> Любимая сфера его была музыка. Сам великолепный пианист, он блестяще играл, и почти все на память <…> Он не побоялся привлечь на императорскую сцену и одиозного, но тем не менее очень талантливого Мейерхольда (оказавшегося теперь лакеем большевиков) как раз после того, как все кричали, что тот погубил В.Ф. Комиссаржевскую <…>В опере заслуги Владимира Аркадьевича колоссальны. Он первый культивировал у нас по-настоящему Вагнера. Сотворил и наш вагнеровский цикл постановкой русских опер Римского-Корсакова с дивными декорациями Коровина. А Шаляпин и Собинов, разве они не птенцы гнезда Владимира Аркадьевича? Балет, наша национальная гордость, достиг при В.А. Теляковском своего апогея. Фокин в Петербурге, в Москве Горский и Мордкин, создатели наших замечательных балетов, которым сейчас дивиться Европа,- разве они не расцвели благодаря нашему директору? Всем интересуясь, все схватывая на лету, Владимир Аркадьевич был идеальным директором во всех отношениях…».

Вторая часть статьи посвящена более личным впечатлениям Ракитина от общения с Теляковским и это особенно интересно читать. «Военная кавалерийская манера надолго осталась у него. Он любил крепкое словцо и свои лихие усы, над которыми так любили подсмеиваться карикатуристы из «Петербургской газеты». Он был немного бурбонист пожалуй. Не приглашал сесть подолгу, а сам или развалиться на кресле или лежит в ложе на диване. Но он умел моментально создать интим с говорившим. Вытащит, бывало, свой толстый дневник и начнет читать страницу за страницей свои художественные сентенции, всегда остроумные и неожиданно смелые. <…> Приходил он к нам на сцену, окруженный свитой своей конторы…Его окружали артисты и весело болтали. С великими князьями он держался совершенно независимо и с достоинством. Протекция их за своих протеже только вредила протежируемым. И придворных Теляковский не любил. Во время своих приездов в Москву он постоянно бывал в Художественном театре, где его очень любили и Станиславский и Немирович-Данченко. <…> В своем огромном кабинете он выглядел всегда каким-то маленьким. <…> Огромная желтая гостиная с портретами Императриц и с большим столом посередине, на котором разложено французское «Illustration», двери в кабинет всегда открыты и оттуда несется большей частью французская речь».

Следующий, последний блок воспоминаний режиссера посвящен кардинальным переменам в жизни страны и императорских театров. «Стряслась великая и проклятая В.А. Теляковский был арестован. Приехал к нему на грузовике с ротой солдат известный чтец-декламатор патриотических поэм, еврей с громкой фамилией Вишневецкий и повез в Таврический дворец. Там, благодаря протекции случайно встреченного Гессена, он был освобожден. Я пришел попрощаться к нему. Мы стояли у большого окна, выходящего на театральный двор. На полу лежали ящики. В комнате было свежо. Я говорил какие то фразы. Он крутил ус и повторял: «А может быть будет и лучше, кто знает?» Я пожал ему руку и мы расстались.
Через месяц я увидел его согнутую спину около Чернышева моста. Нагнувшись к тротуару, он покупал у торговки мороженные яблоки. Блестящий, всесильный, жизнерадостный…и мороженные яблоки! Теперь мы привыкли ко всему, но тогда это было так дико и необыкновенно, что я пробежал не поклонившись…»[Ракитин 2001: 143-145] Статья заканчивается совершенно тупиковой фразой «Он видел вершины и умел смотреть на солнце, а теперь там [в России] ночь». Судя по тексту, сцена с мороженными яблоками, наиболее сильно подействовала на Юрия Львовича.
Однако если бы он все-таки подошел к Теляковскому около Чернышева моста, он бы убедился, что бывший директор смотрит на покупку некондиционных яблок совершенно не так драматично. Вот строчки из его письма к А.И. Южину «Я, напротив, чем дальше, тем более чувствую себя бодрым. С селедками и фасолью я уже давно примирился, ибо ел и баланду, и зеленый лист капусты, да в общем не все ли равно — качество перерабатываемой нами пищи оценит все тот же огород. <…> А при нынешних условиях жизни, по-моему, дух и духовная жизнь стали даже сильнее, независимее и крепче».[Мнемозина 2004: 172]
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
skameykin22
сообщение 4.11.2016, 16:48
Сообщение #19


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Регистрация: 4.11.2016
Из: Питер
Пользователь №: 113



Да, статья понравилась поклонникам.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 19.11.2017, 0:42

www.nteanru.ru © projects MuzVeka & FireHorse

Рейтинг@Mail.ru